Удивленно поднятые брови

Удивленно поднятые брови

Хозяева животного уверены, что их питомец похож на британскую поп-звезду Гэри Барлоу.

Котенок по кличке Гэри из английского Болтона рискует стать новой интернет-звездой и героем мемов. Тому причина — необычная раскраска: две черные черточки на морде, которые похожи на поднятые брови.

Супруги Энди и Кэролайн Энтвистл рассказали журналистам Daily Mail, что Гэри родился у их домашней любимицы — кошки Луны. Поначалу котенка планировали отдать кому-нибудь из знакомых, но в итоге, влюбившись в его брови, решили оставить себе.

Свое настоящее имя животное получило в честь британского поп-музыканта Гэри Барлоу — тот, по мнению супругов Энтвистл, так же вскидывает брови, когда берет высокие ноты во время пения. Но в Интернете пушистый Гэри более известен под прозвищем Concerned Cat — «Обеспокоенный котик».

Всех скептиков, которые считают, будто бы пятнышки на морде восьминедельного котенка нарисованы, Энди и Кэролайн приглашают к себе в гости. «Вы можете приехать и попытаться стереть их. Черные черточки никуда не пропадут», — уверяют они.

Очень важным элементом общения между людьми является визуальный контакт. Смотреть на своего собеседника – это не только выражать заинтересованность в разговоре, но и сосредотачиваться на получении информации. К тому же, пристальные взгляды на визави помогут с легкостью увидеть всю мимику и жесты, используемые им. Это поможет узнать точный настрой и правдивость его отношений.

Именно по мимике можно узнать очень многое о человеке, а потому стоит понаблюдать за собеседником и правильно оценить ее. Лицо всегда выражает определенные эмоции, которые человеку очень трудно задержать, так как такие сигналы подаются на подсознательном уровне. Давайте для начала немного поговорим о человеческих бровях, так как они постоянно могут находиться в поле зрения собеседника.

Поднятые брови – что это значит?

Такой жест можно определить как приветствие, которое видно издалека. Его заметили очень давно, и можно с уверенностью заявить, что такой универсальный сигнал использовался прародителем человека. Даже сейчас, посмотрев на обезьян, можно увидеть движение бровей, что полностью объясняет происхождение человека.

Брови могут подниматься всего лишь на мгновение, а потом возвращаться в свое исходное положение. Такой жест выполняется на подсознательном уровне и ставит перед собой цель привлечь внимание к лицу. Такое привлечение внимания необходимо для того, чтобы произвести полноценный и эффективный обмен сигналами.

Людьми во всех странах такой жест считается нормальным, и его использование не противоречит жизненным уставам общества. Исключением является только Япония. Японцы считают проявление такого жеста высказыванием оскорбления в сторону своего собеседника, так как движение бровями носит в себе определенный сексуальный подтекст. Именно по таким причинам вся нация перестала использовать его.

Поднятые брови являются бессознательным сигналом, сигнализирующим о том, что вы заметили человека. Он может выражать как страх, так и удивление. Скорее всего, вы никогда не замечали, но просто идя по улице и встречая незнакомых людей, не вызывающих никаких чувств, брови всегда остаются неподвижными. Даже при личном приветствии, люди, у которых брови не двигаются, считаются агрессивными и воспринимаются соответствующе.

Проверить такую теорию можно и самостоятельно, проведя совсем несложный эксперимент. Для этого необходимо сесть в людном месте и всегда поднимать брови, когда возле вас проходит человек. В ответ можно увидеть приподнятые брови людей, которые заметили такое движение, а иногда даже улыбку на лице и некую расположенность к разговору. Кстати, специалисты рекомендуют использовать приподнятые брови при общении с людьми, которые симпатичны для разговора или которым вы хотите понравиться.

Брови могут быть подняты и сознательно, и такой жест очень отличается от бессознательного поднятия бровей. Намеренно поднятые брови видно сразу, так как такой жест имеет большую продолжительность, и при нем на лбу образовываются морщинки. Чем сильнее человек хочет выразить свои эмоции, тем морщины на лбу больше и глубже.

Некоторые индивидуумы обладают способностью поднимать лишь одну бровь. Такой жест зачастую вызывает недоумение на лице человека, с которым они общаются, так как ему очень сложно осмыслить, как можно такое движение осуществить. Поднятая бровь может передавать не только заинтересованность и удивление, она может свидетельствовать и о том, что у собеседника возникло чувство неодобрения чего-либо.

Такому движению легко научиться при помощи довольно простых тренировок. Для этого необходимо встать перед зеркалом и поднимать одну бровь, при этом придерживая вторую рукой. Мышцы хоть и взаимосвязанные, но имеют способность работать по отдельности, а умение по очередности поднимать бровь всегда будет вызывать заинтересованность и восхищение у собеседника.

Читайте также:  Как связать детскую шапку спицами для девочки

Опущенные брови

Многие наблюдали такое движение, и оно полностью характеризуется как нахмуривание бровей. Оно так же может быть как сознательным, так и бессознательным, но в обоих случаях выражает гнев и недовольство собеседника.

Иногда такое движение характерно при сильной задумчивости. Но когда человек о чем-то думает, он и сам не замечает опускания бровей. Так что можно с уверенностью сказать, что при задумчивости такое движение возникает лишь подсознательно.

Также низко опущенные брови выражают и другие чувства, но для того чтобы правильно разобраться в их значении, необходимо учитывать не только степень такого движения, но и определенный контекст, при котором оно возникло. Например, у многих детей такие движения бровей могут свидетельствовать об их виновности. Это своеобразный признак, который выражает слабость и тревогу. А потому такое движение можно даже приравнивать к низкому поклону и покорности, полному пониманию того, что человек поступил неправильно.

О чем еще могут поведать брови?

Многие считают, что брови придают определенное своеобразие личности. Они отличаются по своей густоте и форме, длине и расположению на лице, и все эти детали делают индивидуальным человеческое лицо. По таким деталям можно с легкостью определить, что за человек и какой у него характер, дружелюбен ли он к собеседнику или же углублен только в себя.

Специалисты считают, что стоит только увидеть форму бровей, как сразу же станет известно о характере человека. Но насколько правильно такое знание, можно поспорить. Сейчас не только женщины изменяют форму своих бровей и их цвет, но и многие мужчины осуществляют такие процедуры. Потому нельзя с уверенностью заявлять, что это не искусственно сделанная форма, для красоты или выявления определенного характера.

Движение бровями так же подвластно изменению и сдерживанию, но такое умение требует постоянных тренировок, а этим готов заниматься не каждый. Потому к мимике лица доверия больше, чем к выводам специалистов о характере в зависимости от формы.

Читать онлайн книгу

— О работе все равно забывать не следует, — говорил себе мистер Люишем.

Но никогда еще не были так заманчивы перспективы занятий на свежем воздухе. Перед завтраком он около получаса читал, расхаживая по переулку возле дома Фробишеров, а в перерыве между завтраком и началом уроков в школе бродил с книгой в руках по аллее; из школы к себе домой он возвращался кружным путем, чтобы еще раз пройти по аллее, а перед вечерними занятиями минут тридцать или около того снова провел там. Во время этих штудий на открытом воздухе мистер Люишем если не смотрел поверх своей книги, то глядел назад, через плечо. И наконец кого же он увидел? Подумать только! Ее.

Он увидел ее краешком глаза и тотчас отвернулся, делая вид, будто ничего не заметил. Необычное волнение охватило все его существо. Руки изо всех сил стиснули книгу. Напряженно прислушиваясь к ее приближению, он не оглянулся вторично, а продолжал медленно и упорно идти вперед, читая оду, перевести которую не смог бы даже под страхом смерти. Спустя несколько секунд, нескончаемых, как вечность, у него за спиной послышались легкие шаги и шелест юбок.

Словно железные тиски сдавили ему голову, не позволяя ей повернуться назад.

— Мистер Люишем! — послышался совсем рядом ее голос. Он судорожно повернулся и неуклюже приподнял свою шапочку.

Она протянула руку; чуть замешкавшись, он схватил ее и держал в своей до тех пор, пока она ее не отняла.

— Я так рада, что мы встретились, — сказала она.

— Я тоже, — простодушно отозвался Люишем.

С минуту они стояли, выразительно глядя друг на друга, а затем жестом девушка выразила свое желание пройтись вместе с ним по аллее.

— Мне очень хотелось, — сказала она, глядя себе под ноги, — поблагодарить вас за то, что вы освободили Тедди от наказания. Вот почему мне хотелось повидаться с вами. — Люишем шагнул вслед за ней. — Странно, не правда ли, — добавила она, взглянув ему в лицо, — что мы снова встретились здесь, на том же самом месте? Мне кажется… Да, именно на этом месте.

Читайте также:  Футляр для стрел 3 буквы

Мистер Люишем не мог вымолвить ни слова.

— Вы часто бываете здесь? — опросила она.

— Видите ли… — задумался он, голос его, когда он заговорил, звучал удивительно хрипло. — Нет. Нет. То есть… Не очень часто. Иногда. По правде говоря, мне нравится здесь читать… Ну, и… заниматься. Тут так тихо.

— Вы, наверное, много читаете?

— Когда преподаешь, это необходимо.

— Разумеется, я люблю читать. А вы?

Мистер Люишем был рад, что она любит читать. Он был бы разочарован, если бы она ответила иначе. И говорила она с неподдельным жаром. Она обожает читать! Это было приятно. Значит, она сумеет хоть немного его понять.

— Конечно, — продолжала она, — я не так умна, как некоторые, и читать мне приходится без разбора, что удается достать.

— Как и мне, — подхватил мистер Люишем. — Между прочим… вы читали… Карлейля?

Теперь беседа текла совсем свободно. Они шли рядом, а над головой у них деревья качали ветвями. Мистер Люишем был в полном восторге, который омрачало только опасение перед случайной встречей с кем-нибудь из учеников. Нет, она не особенно много читала Карлейля. Ей всегда хотелось его почитать, еще с детства, она столько о нем слышала. Она знала, что это по-настоящему великий писатель, великий из великих. Все, что она читала из его сочинений, ей понравилось. Это она может сказать. Больше, чем что-либо. И она видела в Челси дом Карлейля.

На Люишема, который знал Лондон лишь по шести-семи однодневным экскурсиям, ее последние слова произвели большое впечатление. Она становилась в его глазах чуть ли не близким другом великого писателя. Ему никогда с такой отчетливостью и в голову не приходило, что люди знаменитые тоже обитают под каким-то кровом. Несколькими штрихами она так обрисовала этот дом, что он сразу представил его себе. Она живет совсем близко, в Клэпхеме, оттуда до Челси можно дойти пешком. И он, желая побольше узнать о ее жизни дома, тотчас позабыл о мелькнувшем было намерении одолжить ей «Сартор Резартус» [7] .

— Клэпхем, это ведь почти в Лондоне? — спросил он.

— О да! — ответила она, но не проявила желания рассказывать ему о своем доме подробнее. — Мне нравится Лондон, — перешла она к общей теме, — особенно зимой. — И принялась расхваливать Лондон, его публичные библиотеки, его магазины, толпы людей на улицах, возможность делать «что кому хочется», ходить в концерты, посещать театры. (По-видимому, она вращалась в довольно хорошем обществе.) — Всегда есть что посмотреть, даже если вы вышли всего лишь на прогулку, — сказала она, — а здесь и читать нечего, кроме пустых романов. Да и те не из новых.

Мистер Люишем с грустью должен был признать справедливость ее слов о культурном запустении в Хортли. Это ставило его гораздо ниже ее. Что он мог противопоставить ей? Только свою начитанность да свои аттестаты — а ведь она видела дом Карлейля!

— Здесь, — добавила она, — и поговорить не о чем. Здесь только сплетничают.

Увы, это было справедливо.

На углу, возле изгороди, позади которой на фоне голубого неба красовались увешанные серебряными сережками и усыпанные золотистой пыльцой ивы, они, как бы повинуясь единому желанию, повернули и пошли обратно.

— Здесь просто не с кем разговаривать, — сказала она. — Во всяком случае, в том смысле, что я называю разговором.

— Надеюсь, — решился на отчаянный шаг Люишем, — что пока вы в Хортли…

Он вдруг запнулся, и она, проследив за его взглядом, увидела, что навстречу им движется какая-то внушительных размеров фигура в черном.

— …мы, — закончил начатую фразу мистер Люишем, — еще раз, быть может, сумеем встретиться.

Ведь он был уже готов договориться с ней о свидании. Он думал о живописных спутанных тропинках на берегу реки. Но появление мистера Джорджа Боновера, директора Хортлийской частной школы, поразительным образом охладило его пыл. Встречу нашей юной пары устроила, несомненно, сама природа, но, допустив к ним Боновера, она явила непростительное легкомыслие. И вот теперь, в ответственный миг, она скрылась, оставив мистера Люишема при самых неблагоприятных обстоятельствах, лицом к лицу с типичным представителем той общественной организации, которая решительно возражает inter alia [8] против того, чтобы молодой неженатый младший учитель заводил случайные знакомства.

Читайте также:  Культура речи в официальной переписке

— …еще раз, быть может, сумеем встретиться, — произнес мистер Люишем, упав духом.

— Я тоже надеюсь, — ответила она.

Молчание. Теперь совсем отчетливо видны были черты лица мистера Боновера и особенно его черные кустистые брови; они были высоко подняты, что, вероятно, должно было выражать вежливое удивление.

— Это мистер Боновер? — спросила она.

И снова долгое молчание.

Интересно, остановится ли Боновер, чтобы заговорить с ними? Во всяком случае, этому ужасному молчанию следует положить конец. Мистер Люишем мучительно искал в уме какую-нибудь фразу, какой можно было бы с достоинством встретить приближение начальства. Но, к его изумлению, ничего подходящего не находилось. Он сделал еще одно отчаянное усилие. За разговором они могли бы со стороны выглядеть весьма непринужденно. Молчание же — красноречивое свидетельство вины.

— Чудесный день нынче, правда? — спросил мистер Люишем.

— В самом деле, — согласилась она.

И в эту минуту мимо прошел мистер Боновер; лоб его, если можно так сказать, весь уполз куда-то вверх, а губы были выразительно поджаты. Мистер Люишем приподнял свою квадратную шапочку, и, к его удивлению, мистер Боновер ответил ему подчеркнуто низким поклоном — его шляпа описала полукруг, — бросил испытующе-недоброжелательный взгляд и прошествовал дальше. Люишема до глубины души поразило подобное преображение обычно небрежного кивка директора. Так до поры до времени завершился этот ужасный инцидент.

На мгновение Люишема охватил гнев. С какой стати вообще-то Боновер или кто-нибудь другой будет вмешиваться в его жизнь? Он вправе разговаривать с кем хочет. Быть может, их представили друг другу по всем правилам — Боноверу-то об этом неизвестно. Скажем, например, их мог познакомить юный Фробишер. Тем не менее от радостного настроения Люишема не осталось и следа. Весь остаток разговора он вел себя удивительно глупо, и восхитительное ощущение смелости, которое до сих пор вдохновляло и изумляло его во время беседы с ней, теперь позорно увяло. Он был рад, определенно рад, когда все окончилось.

У ворот парка она протянула ему руку.

— Боюсь, я помешала вашему чтению, — оказала она.

— Ничуть, — отозвался, немного покраснев, мистер Люишем. — Не припомню случая, когда беседа доставляла бы мне такое удовольствие…

— Я заговорила с вами сама, боюсь, это было… нарушением этикета, но мне, право, так хотелось поблагодарить вас…

— Не стоит говорить об этом, — сказал мистер Люишем, в душе потрясенный «этикетом».

Он в нерешительности постоял у сторожки привратника, потом снова вернулся на аллею, чтобы его не видели идущим за ней следом по Вест-стрит.

И в этот момент, идя в противоположном от нее направлении, он вспомнил, что не одолжил ей книгу, как хотел, и не успел договориться о новой встрече. Ведь она может в любой день покинуть Хортли, дабы возвратиться в свой прекрасный Клэпхем. Он остановился в нерешительности. Бежать ли за ней? Но тут перед его мысленным взором возникло лицо Боновера с его загадочным выражением. Он решил, что попытка догнать ее окажется слишком заметной. И все же… Минуты шли, а он никак не мог решиться.

Когда он наконец вернулся домой, миссис Манди уже доедала свой обед.

— Все ваши книги, — сказала миссис Манди, которая по-матерински опекала его. — Читаете, читаете, и время-то некогда приметить. А теперь вам придется есть остывший обед, он и в желудке-то у вас не успеет как следует уложиться до ухода в школу. Этак и пищеварение недолго испортить.

— Не беспокойтесь о моем пищеварении, миссис Манди, — отозвался мистер Люишем, отрываясь от своих сложных и, по всей вероятности, мрачных размышлений. — Это — мое личное дело.

Так резко он прежде никогда не говорил.

— Лучше иметь хороший, исправно действующий желудок, чем голову, полную премудростей, — заметила миссис Манди.

— А я, как видите, думаю по-другому, — отрезал мистер Люишем и снова впал в мрачное молчание.

— Скажите, пожалуйста! — пробормотала себе под нос миссис Манди.

[7] Философский роман Т.Карлейля (1833—1834).

Ссылка на основную публикацию
Труба на шею спортивная
Для не слишком опытных и тренированных бегунов дыхание во время пробежки является одним из самых сложных и не слишком приятных...
Том фелтон и эмма уотсон целуются
Новость для всех фанатов вселенной Гарри Поттера. Актёры волшебной киносаги впервые за долгое время собрались вместе, поздравив таким образом всех...
Том харди и шарлотта райли с ребенком
Содержание (быстрый переход) Он – один из самых востребованных актеров, с которым сложно состязаться по числу фильмов, с его участием,...
Трубчатая перхоть лечение
Некоторые факторы способны «разбудить» грибок и дать ему начать свою паразитирующую деятельность, вызывая различные формы себореи: от легкого шелушения кожи,...
Adblock detector